Назад

Фармазонский рупь.

Однажды на постоялый двор приехал рыцарь. Ничем он не отличался от других рыцарей, разве что тем, что пил эль как не в себя и оставался трезвым. Каждый раз, когда хозяйка корчмы приносила пинту, у рыцаря в руке оказывалась монета одного и того же достоинства – ровно на пинту эля. Хозяйка тоже была не промах и решила разузнать в чем тут дело. Дама она была прямо скажем ушлая и симпатичная по тем временам. Зубы все на месте и местами белые, она даже носила нижнее белье, ибо знала, что прелюдия не менее важна, чем само сакральное таинство. Суть да дело, короче сперла она у рыцаря волшебную монетку. Монетка оказалась с секретиком. Не было на ней изображения местного владыки, а был какой –то странный треугольник с глазом и пирамидой. Пошла она с этой монеткой в лавку за новыми кружевами (или за новыми туфлями, история молчит об том). «Вот»,- думает необразованная дура, -«сейчас как предамся разнузданному шопингу – монетка-то возвращается всегда – как заживу, и даже шоколаду себе куплю и буду на высоком балконе его пить и есть и какавой запивать.»

Но что-то пошло не так и хватило ей лишь на кружку эля… Разозлилась она, вернулась в корчму и хотела убить рыцаря, прямо нож свой взяла и давай на него кидаться. А он посмеивается и подмигивает ей: «Что ты глупая так рассвирепела? Аль экономики не изучала в своих трущобах? Нальешь мне пинту расскажу, как пользоваться, а добрее будешь ко мне, и волшебству научу тебя».

Поостыла малость женщина, подобрела и пинту ему налила.

Короче суть басни в том, что надо всегда иметь в перчатке запас. А герметика и сакральность, это так, чтобы вам не скучно было.

Но было и продолжение. Родились у рыцаря и хозяйки детки, и семья была ладная да не бедная. А потом и внуки были и правнуки, и всегда они хранили одну монетку в перчатке, ту самую. И были они (прости Господи) франко-масонами, каменщиками вольными, а потом еще и секретными, недолюбливали их за ум и сноровку. Так и дошли их потомки с этой легендой до матушки России. И люд простой, плохо слышащий, ибо если нет в картине мира чего-то, то и слова такого нет, все попутал, но суть сохранил. И назвал эту монетку фармазонский рупь – как символ неразменной монеты, той, которую можно истратить только тогда, когда смерть на левом плече сидит и лукаво падла щуриться. Вот такая экономика.


Только авторизованные пользователи могут оставлять новые комментарии