Назад

Грусть.

Без предисловия.

Зашла семейная пара в магазин. Он такой хозяин жизни и лучше всех знает, как правильно жить, кому, что и где надо поправить в связи с его картиной мира. Обесценил одним взглядом то, что увидел и высказал это своей жене с выражением отвращения на лице. Вычеркнул из поля зрения всех, кто был еще в магазине, купил зажигалку за два доллара и, с чувством глубокого удовлетворения, покинул магазин.

Она следовала за ним и охотно поддакивала, но прикосновениями и взглядом была заинтересована в разных безделушках: магнитиках, бутылочках с песком и мармеладках.

Я представила себе их дом. Разные витринки и полочки с маленькими ее радостями, которые ей удалось урвать, когда он был в благом расположении духа и позволял ей покупать что-то не нужное на его взгляд.

И мне так грустно стало от ее пассивной агрессии, которую она сливает в маленькие пылесборники, и от его ЧСВ, которое он выращивает на фоне Нее. Так душно внутри меня стало. И задумалась я из чего состоит грусть?

Первое что я почувствовала внутри – это был страх. Страх сделать что-то не то, и нарваться на его злость. Захотелось опустить плечи и стать как можно более незаметной. Сжаться до точки ноль. Исчезнуть и не присутствовать. Не быть. ВАЩЕ.

Второе – это была злость. Какого черта этот козел считает себя пупком.

Третье – это вина. Каждый имеет право на свою карту мира. Чего я так на него ополчилась. Живут же они вместе и уже, судя по тому как она его читает и предупреждает его гнев, довольно долго живут вместе.

И последнее – это брезгливое опустошение. Захотелось быстренько сбегать помыть руки с мылом и кипятком. А потом долго их вытирать, и, главное, не смотреть в это время в зеркало.

Так в душе стало пусть и серо от того, что они живут в этом каждый день. И сценарий их прост без изгибов. И повторяют они этот ритуал изо дня в день из года в год. И во веки веков. Без радости, но не без удовольствия. Ведь боль –это тоже удовольствие. Она говорит нам, что мы еще живы. И только на смертном одре она скажет себе: «зачем я так прожила? Почему его жизнь была важнее, чем моя? Почему я так низко наклонялась? Хорошо, что все заканчивается наконец-то…»

А он ничего не скажет.

И так меня устали эти чужие сценарии. Прозрачные и грустные, что стала я погружаться глубже в грусть и дошла почти до печали, и вот уже горе человеческих бессмысленных жизней маячит как черный маятник беды. Не хочу больше людей! Совсем не хочу. Ежедневные атаки чужих болей и судеб. Как развидеть все это?! Спасите!!

Пятиминутное чужое кино, пропущенное через себя. Но это все НЕ МОЕ! Так и спасаюсь. У вас так же?

Только авторизованные пользователи могут оставлять новые комментарии